В основе отчета - дневник, который жена вела в походе:   

1. Привет, Игорёчек!

Чтобы узнать, какой сегодня день, пришлось лезть в календарь. Такое ощущение, что этот день никогда не кончиться.

Мы пол третьего ночи приехали в Кандалакшу, Перегрузились с поезда на авто и потом  4 часа ехали до места заброски. Ехали в военном кунге, без окон и дверей, сидя на своих рюкзаках.

Масса впечатлений! А ещё холодно и дождь. Причем не постоянно, а так: 40 минут льет, 2 часа пауза, затем опять. Поэтому не то, что бы промокли, но как то все отсырело, вот. 


В 8 :00 начали собирать катамараны,  в 15:00 стартовали  и через 20 минут были у порога Короткий.

А короткий – это в «ковычках». Потому что он огромный! Там три ступени. И они такие, что когда я на них посмотрела …. Если бы не была учителем литературы, знаешь, как бы я ругалась…. Ой!  И мы решили его сегодня не проходить (Устали, то да сё). Пойдём завтра. Это жесть, я через такие ещё не ходила! Страшно, Ужас!

Зато потом , наверное, я буду крутая!

Вечера, решили пораньше лечь спать, а мне чего-то не спиться. Интересно, крутая я завтра буду или не очень? Страшно как! Ну, вообщем, сегодня не очень веселый день, потому что он бесконечный!

Впрочем, первый день у нас такой всегда. Лежим мокрые в палатке и думаем: Зачем? Неужели прошлый раз нас ничему не научил? Ну , пока.

  1. Привет, Игоречек!

По моему, сегодня среда, но ,наверное, уже четверг, потому что время 00:40 . Тут светло-светло. Только что залезла в палатку. Я в пуховике с двумя теплоидами. Язык не ворочается, ноги не ворочаются. Всё расскажу завтра, ладно? Ох, мой Игорёчек!  Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! 

  1. Здравствуй, любимый муж Игорёчек!

Ты не поверишь, но сегодня опять пришлось лезь за телефоном  и уточнять день недели. Оказалось пятница, 16, 20:30.  Второй день идёт дождь, сплошной – обложной. Шапку не снимала уже 3 дня, соответственно не причёсывалась и не мылась. Приеду к тебе с дредами.

Но всё по порядку. Расскажу, как мы докатились до такой жизни.

Последний раз мы собирались проходить порог Короткий. Он состоит из трёх ступеней. Его особенность такая, что в одном месте тебя затаскивает под нависающую скалу и швыряет на неё. И надо как-то оттуда выгрести. Лапкин сказал  - Маринка, ты тоже пойдёшь.

Смотрели мы на него смотрели, и решили проходить в спортивной посадке, без вещей. Т.е. сначала мы 2 часа по горам переносили вещи. А  с нами плыл ещё один экипаж – Саша Арефьев с молодой девушкой и двумя детьми. И он попросил наших мужичков пройти с ним на его катамаране, детишки – берегом. Сели они в его катамаран, таких 4 крутых чела, и поплыли. Их конечно – под эту скалу, Лапкина сильно об неё шандарахнуло.

Он сидел как раз на моём месте.  Потом долго от неё отбивались, слились туда, сюда, выгребли. Катамаран погнуло, весло упустил - 10 минут ловили. На руке у него гематомина...  Лапкин вылезает из катамарана и говорит: Марина, ты здесь не поплывёшь. Я думаю – слава богу! И я радостная такая в гору с какой-то сумкой …

Сами то они ещё два раза через него прошли, на своём  катамаране и на арефьевском, Катя на двушке сама прошла. И каждый раз проходили не идеально, либо об скалу шкваркнутся, либо о камень приложаться, либо ещё куда ни будь заплывут.  Потом час грузились привязывались.Представляешь каждую поклажу привязать, что бы не растерять по дороге, если перевернёшься.

  Воды много. Мы сейчас идём по очень большой воде.  При этом камней видно меньше, но скорость течения в  пороге в разы больше  и категория сложности выше.

Погрузились и прошли ещё три порога, рангом поменьше.  После Короткого – теперь ничего не страшно. Мы их даже не просматривали.

А потом дошли до порога Щёчки. Это очень узкое место. Аккурат по ширине катамарана. И зайти в него можно только в повороте, а потом такой слив метра на полтора вниз, и опять очень страшно. И опять думаем - надо обносить. А нижнюю тропу размыло.  А вверх шел подъем градусов под 70 – полный атас. Решили плыть… Коротенький порог проходили часа 4. 

 

4. Пятница.. 

Ой забыла какое число. Но такое же, как и в предыдущем репортаже. Сижу пою: «А что нам надо, да просто свет в оконце…а что нам снится – чтоб кончилась война.» Всего то три часа не идёт дождь. И сразу настроение хорошее… Я даже голову помыла. Так что дредов на голове у меня не будет. И потеплело, сейчас где-то градусов 15. По сравнению с утром- просто Ташкент. Сняли куртки- ходим.

 

Все пошли спать, а я не пойду. Потому что вчера поспала днём а потом до двух дня , ой ночи, лупала глазами. Нет уж , я лучше посижу- посижу и потом отрублюсь.

Сегодня вторая незапланированная днёвка. Потому что утром стали собирать катамаран, причём под дождь, ой как это было всё плохо. А оказалось, что в нем где-то ещё одна дырка. И опять пришлось вынать баллон, искать дырку, опять заклеивать…

Вообщем, сегодня мы точно никуда не идём. Решили уже заночевать а завтра выполнить двойную норму. Здесь пороги совсем не те, что в прошлые годы. Раньше порог, потом гребёшь – гребешь, до следущего.  А здесь порог, два раза погребнёшь – опять порог. Завтра их будет пять, из них два обносных (непроходимых). Не знаю, пойду ли я сама, или попрошу вместо себя Серегу пройти…

 

А сегодня делаем плов. На бараньих консервах. Так тяжело таскать на себе эти продукты. Что сегодня решили жрать по максимуму, чтобы жизнь себе облегчить. Вот Игорёчик. Как – то вот нет дождя и жизнь сразу налаживается. Про то что комаров дофигища – я даже не говорю, потому что это такая фигня… по сравнению с холодом и дождём. Когда буквально все вещи влажные. Может потом будут повеселее репортажи. А сегодня пятница? А в следующую пятницу мне делать гастроскопию. Вот чудеса.. Ну давай, пока.

5. Здравствуй, дорогой мой муж.

Сегодня суббота, не знаю, какое число, пол двенадцатого ночи. Стою над порогом Узкий. Мы пойдем через него завтра в спортивной раскладке. (Рёв порога на заднем плане и голос у расказзчицы такой безнадёжный-безнадежный, и немного пьяненький). Это значит, что вещи будем обносить, а идти без вещей – потому что с вещами он не проходится.

 

А если честно, я сегодня выпимши… Потому что мы прошли сегодня порог Сомнительный, БСТ, Оба-на и Маманю.  И честно тебе скажу, Игорёчек, слово пипец я мысленно произношу примерно раз в три минуты. Потому , что пороги такие, что это просто  … п-ц. А ещё, пороги Оба-на и Маманя они вообще не проходятся. А в Мамане перепад высоты 20 метров. И они обносятся. А обносятся они по карельским горам.

Думаю, что у вас даже на Алтае такого не было. И поэтому наш водный поход местами переходит в горный, причём с приличным грузом, и это - не удобный рюкзак. Наносились до такой степени, что больше ни носить , ни плыть больше не можем. Поэтому дошли сегодня до узкого, поняли, что его тоже надо обносить, и упали прямо наверху. Обносить будем с утра.

 

Порог Сомнительный – это жуткий порог. Мы его проходили и туда и сюда, и застряли , и передом, и боком. А порог БСТ знаешь, как переводится? Быстрая смерть туриста. Когда читаешь его описание, сказано, что в малую воду – проходить нужно по левому краю, а в большую  - по правому. А там стоит камень, который называется убийца. Под него волна всех закатывает, в него шмякаешься. 

У нас была большая вода и под этого убийцу мы не попали. Рассказывать после – можно и похихикать. А когда читаешь это всё про порог заранее.... брр. К пятому дню похода я уже так устала бояться, и впала в такую нирвану, что мне уже всё равно – порог и порог, убийца так убийца.

 

Я так домой хочу, Игорёчек. Пойду спать, а то завтра вставать рано-рано и опять обносить…

 6. Хорошо, что Лапкин посадил меня в зад.

Во первых, хорошо потому, что он  мне всё подскажет. Он кричит: Табань, Левей, Правей… Я не перечу, что мне говорит, то я и делаю. А впереди сидят Юра с Леонидычем и в большие пороги уходят в воду с головой. А Поляков спереди сроду не сидел. Он всегда сзади за капитана.

И эти уходы с головой в первые дни его и добили. Потом то он привык. А первым, конечно, тяжко. Просто страшнее. Ты видишь эту пучину – вторые её не видят. Я в неё уже паровозом сваливаюсь. А передние, представляешь, подлетают к краю и туда жух со всего размаха. И поэтому страшненько. А потом они начали  переругиваться. Один в одну сторону гребёт, другой в другую. 

Порога три мы вообще задом прошли.  У нас ведь четверка – как баржа получилась. И настолько тяжела, что когда по прямой идёшь – это нормально. В пороге надо нырнуть и повернуть . А у нас такая дура, она просто не разворачивается куда надо  и порога три – либо боком туда сваливаешься, либо задом.

Я уже в этих случаях бросаю грести, вцепляюсь в седло . Одна радость – что бочка нас не закусывает – мы такой вес имеем , что любую бочку пробиваем. А кто полегче – бочка его на себя затягивает и фиг вырвешься оттуда. 

За нами группа шла .. Мы в один день обнесли два порога, а они обнесли все пороги. Очень тяжелый поход. Это все Поляков всех нас подбил. Он лет десять  по ней ходил. Воды было мало, и все пороги почти обносили. А у нас была очень большая вода. И количество порогов увеличивается. Но зато тебе многое прощается.

Страшно Игорёчек. Это сейчас рассказывать легко, а там стоиш перед этим порогом, страшно до жути. Думаешь, сейчас на него пойду и ...  Прошёл, не успел испугаться, а за ним второй, потом третий… Ты даже погрести не успеваешь.

Дальше - порог Водопадный. Это, скажу я вам, просто конец! На нем Катя видео снимала.

 

После Водопадного я просто не слезала с катамарана.  Перед следущим порогом мне говорят: "Марина, а ты чего в воде сидишь? А я сижу на катамаране, с веслом, на подушке, а он весь под воду ушел. Пробило баллон и он сдулся. Представляешь состояние человека. Время - 11 вечера, а мы до стоянки никак не доберемся! Я сижу в воде и проговариваю: "Последний порог Горка".

Лапкин - Пробило баллон, надо обносить.
Я - идите куда хотите.
Юра - я не могу обносить. Нашел непродувайку, извлек баллон, заклеил его на коленке (там встать негде, вот такой кусочке земли).

Приходит Арефьев, видит меня и говорит - Отпустите её, я вместо неё пройду. Я такая: Александр! Я вам так благодарна! И полезла Не на стояночку, а на гору, в обход порога. А Кузовкин Леонидыча заменил. И вот мы с ним в 11 ночи карабкаемся в гору....

Прошли порог Горка (кто как мог)  и встали на стоянку.

Дальше страшных не было. Плыли на моторе. приплыли на Шляпу на реке Красненькая. Там Лапкина продавили - дальше плывем на катере. А он сильно и не сопротивлялся, ему самому хреново было.
Как только я поняла, что всё, можно расслабиться - меня отпустило из комы, в которой я была с первого порога. И когда сюда причалил параходик - я была самая счастливая. Мы на кораблике  за 3 часа дошли, а Аресьев с ребятами 3 дня на руках будут выгребать.

Связи нет совсем. Даже там, куда катер за нами пришёл. Главное, что все стоянки – они над порогом. Шум стоит безумный.  Последние дни были солнечные, а в последний – градусов 30. 

 

А это мы в гостинице на обратном пути. И дом и интерьер из сушины построены, это высохшая на корню ель, ей сноса нет. Цвет необычный и как железо. Супчику поели, котлеток из лосятины. 

Прошлые походы в сравнении с этим - просто фигня.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить